Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал


Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал телефонный звонок. Честно признаться, даже не помню, когда мой телефон последний раз трещал не в роли будильника.

Вытащив руку из-под одеяла, я на автомате нащупал телефон и, нажав на кнопку вызова, поднес трубку к уху:

— Алло? — по голосу можно было сказать, что я пил целую неделю, а теперь отсыпаюсь, или я при смерти, не иначе.

— Фрэнк? Я сегодня взяла выходной на работе, и раз у тебя каникулы, и все так удачно совпало, может, я заеду к тебе?

Информация очень долго переваривалась в моем сознании, пытаясь найти в Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал сказанном смысл. Начнем с того, что в первые секунды я вообще не имел понятия с кем разговариваю, так как не удосужился взглянуть на определитель номера.

— Мам, ты, что ли?

— Ну а кто еще, ты что, родную мать уже не узнаешь? Ты бы пил поменьше, дорогой.

— Да не пил я, просто спросонья не понятно ничего. Ты сказала, что приедешь, когда?

— Сегодня, Фрэнки, дай мне только около двух часов, чтобы до тебя добраться.

— Двух часов? — я, как последняя истеричка, подскочил с кровати. — Хорошо, до встречи, мам, буду ждать.

Как только на той стороне послышались гудки, я кинул телефон Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал на кровать и понесся в ванную. Несмотря на то, что у меня, казалось бы, целых два часа, они пролетят как один миг. У меня мало времени.

После душа я натянул на себя чистую одежду, заправил постель и начал наводить порядок в комнате, в которой, собственно, и так было чисто. Когда с небольшой уборкой было покончено, я присел на кровать и посмотрел на время: прошел ровно час с ее звонка.

Не зря я торопился, ибо буквально через десять минут я услышал за окном подъезжающую машину. Проверив комнату на порядок еще раз, я вышел и, закрыв дверь, поспешил вниз встречать маму.

Она Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал уже стояла на пороге и широко улыбалась мне. Как же я скучал по ней.

— Фрэнки, — она раскинула руки, а я не дожидаясь, когда она меня обнимет, сам сжал ее в стальных объятьях, — как же я скучала по тебе, милый.

— Я тоже, мам.

— Ну давай, показывай мне, что тут, да как.

Тут я немного осекся. А стоит ли? Все же это место не внушает мне особого доверия, и дальше классов, столовой, и своей комнаты я стараюсь не ходить. Особенно вечером. Так что нужно как-то уговорить ее просто пойти в мою комнату и посидеть там.

— Слушай, мам, тут нет Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал ничего интересного, — я взял сумку, что она привезла для меня, и продолжил: — пошли лучше сразу в мою комнату, посидим там?

— Как хочешь, дорогой.

Я облегченно вздохнул. Слава Богу, ее легко уговорить. Пока мы шли до моей комнаты, она рассказывала мне забавные истории, что происходили с ней в мое отсутствие. Она сейчас такая счастливая, даже странно представить, что, возможно, причиной ее счастья являюсь я.

Как только мы добрались до моей двери, я открыл ее и, пропустив маму вперед, оглядел коридор. Никого не было. Вот и хорошо.

Закрыв за собой дверь и поставив сумку около шкафа, я присел рядом с мамой и счастливо Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал ей улыбнулся.

— Ну, рассказывай, сынок, как тут у тебя дела? Нашел себе друзей, да?

— Да, нашел, целых... трое? — как-то неуверенно произнес я, сам удивляясь, что приписал туда и Джерарда, — они просто замечательные ребята, мам. Майки во мне души не чает, да и Рэй тоже.



— А кто же третий?

— Это Джерард.

— И что же он?

— Просто я не так близок с ним, как с Майки и Рэем.

А хотелось бы мне быть к Джерарду ближе?

Секундную тишину между нами прервал стук в дверь.

— Фрэнк, это Джерард, можно зайти?

Джерард? Какого черта он тут забыл? Я же с Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал мамой.

— Я вообще-то с мамой...

— Да ладно тебе, Фрэнки, — упрекнула меня мама, — заодно познакомлюсь с твоим другом.

Я обреченно вздохнул.

— Заходи.

Пожалуйста, давай только без выкрутасов, только не при ней.

Он едва заметно кивнул, и подошел к соседней кровати, тихонько присаживаясь на нее.

— Здравствуйте, так вы мама Фрэнка?

— Да, а ты тот самый Джерард, о котором он рассказывал?

— Да, миссис Айеро, Фрэнк так хорошо о вас отзывался, что я рад наконец лично познакомиться с вами.

Врет и не краснеет. Я ни слова ему про нее никогда не говорил.

— О, как мило. Это так хорошо, что вы с Фрэнком Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал дружите, сразу видно, что ты хороший молодой человек.

Джерард растянул губы в довольной улыбке.

— Благодарю. Фрэнк тоже отличный парень, я рад, что познакомился с ним, — в этот момент он кинул на меня неоднозначный взгляд, слегка облизывая верхнюю губу. Меня чуть не разорвало от возмущения. Просил же без выкрутасов. Надеюсь, она не заметит.

— Это замечательно, что у него наконец появились друзья вроде тебя, Джерард.

После этого их словно магнитом друг к другу приклеило. Они вплоть до вечера сидели и разговаривали на любые темы, и я, кажется, вообще стал лишним в их беседе, поэтому большинство времени просто молчал. Они смеялись, шутили и вообще Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал вели себя как старые друзья. Мама в нем уже души не чаяла, относясь как к родному. Как он это делает?

Когда за окном совсем стемнело, они оба наконец спохватились и, горячо распрощавшись, обнимая друг друга чуть ли не до посинения, мама сказала ему обязательно зайти к нам как-нибудь на чай, а Джерард наконец пожелал ей удачно добраться до дома и ушел, оставив нас вдвоем.

— Не теряй такого друга, Фрэнк, держись за него.

— Ага, обязательно, — фыркнул я, поднимаясь с кровати.

Пока мы спускались вниз, где маму ожидало такси, она молчала, но вдруг что-то вспомнила, слегка поворачиваясь ко Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал мне:

— Слушай, Фрэнк, а что у вас с Джерардом... ну, если серьезно, — она немного покраснела, смущенная тем, что приходится задавать столь личные вопросы.

Я аж воздухом поперхнулся. О чем она подумала?

— Нет, мам, между нами ничего нет, мы просто друзья, правда.

— Просто вы так смотрите друг на друга, что... ладно, мне показалось, наверное.

— Эм, мам?

— Да, дорогой?

— По поводу парней, я тут тебе кое-что сообщить решил...

— Что-то случилось?

— Ну, не совсем, просто я понял, что мне не нравятся девочки... вообще, - я опустил голову, утыкаясь взглядом куда-то в пол.

— Ох, ну и что? Думаешь, я от Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал этого стану меньше тебя любить? Да ни за что, ты ведь по-прежнему мой сын, верно? И мне плевать, кто там тебе нравится, — она снова обняла меня и поцеловала в лоб.

— Я люблю тебя, мам.

— И я тебя тоже, Фрэнки. Береги себя. До рождества.

— И ты тоже береги себя.

Она улыбнулась и, помахав мне рукой на прощание, села в машину, которая тут же тронулась с места, оставив после себя только пыль.

Тяжело вздохнув, я поплелся обратно в свою комнату, мечтая наконец разгрузить привезенные вещи и лечь в кровать, досыпать то, что не успел.

Но на что я надеялся? В моей жизни больше Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал никогда не будет спокойствия, да?

Как только я зашел в свою комнату, первое, что мне бросилось в глаза - развалившееся тело Джерарда на моей кровати.

***

Я возмущенно пыхтел, прожигая взглядом тушу, располагающуюся на моей кровати.

— Да ты, кажется, вообще совесть потерял, друг мой?

— Это почему?

— Спрашиваешь еще. Поднимайся и вали отсюда, я ужасно устал.

Джерард лишь фыркнул в ответ, устраиваясь на моей кровати поудобнее и скрестив руки на груди.

— Еще чего.

Знаете, в гробу я видел его бесчисленную силу и власть, я хочу спать, и ничто не помешает мне.

Поэтому я озлобленно подошел к Джерарду и, схватив его Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал за туловище, потащил вниз с моего ложе. Тот чуть ли не рассмеялся от моих жалких попыток сдвинуть его с места. Но я был слишком упертым, чтобы сдаваться.

— Слезай, говорю тебе, какого черта ты вообще забыл в моей комнате?

— Мне тут нравится.

— А мне твое присутствие без разрешения — нет, — прорычал я, все еще пытаясь сместить его хоть на сантиметр.

В последнюю попытку я вложил всю свою силу, чуть ли не надрываясь и краснея, и когда мои мышцы напряглись до предела, произошло кое-что очень... неожиданное?

Он перехватил мои руки и одним рывком притянул к себе, соприкасаясь со мной губами. В голове произошел Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал взрыв, а щеки стали красными явно не от перенапряжения.

Начнем с того, что я просто не ожидал. Этот поцелуй не был агрессивным, как прошлый, а был каким-то трепетным и чувственным, что было совершенно не свойственно нам обоим. А то, что порыв был именно со стороны Джерарда — в два раза страннее.

Я уже заметил, что просто не способен оттолкнуть его. Даже сейчас, когда сделать это не составит никакого труда.

Вместо этого я наслаждался моментом, во всех смыслах этого слова, начиная с самого процесса и заканчивая вкусом его губ.

Он сказал, что ему нравится моя комната? Так вот, мне нравится Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал вкус его губ, черт возьми.

Каждый раз рядом с ним мне сносит крышу, и все мои возмущения растворяются, словно дым от зажженной спички. Покажите кого-нибудь более нелогичного, чем я.

Во мне качество — говорить одно, а делать другое — выражено просто на все сто процентов.

Когда он оторвался от меня, то рассеянно улыбнулся, будто сам не понял, что только что произошло.

— Может, теперь ты наконец скажешь мне, что между нами происходит? — начал я, вспоминая сегодняшний мамин вопрос. Ее проницательность меня убивает. Будто она знала, что будет.

— Хотел бы я знать, Фрэнки, хотел бы я знать.

Уходить он Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал, видимо, так и не собирался, потому что продолжал лежать, не сдвигаясь с места, но, несмотря на поцелуй, что хорошенько встряхнул меня, я все еще хочу спать.

— Знаешь, вообще это странно, что я прошу об этом в собственной комнате, но я хочу спать, а ты мешаешь.

— Чем же? — удивленно спросил он, хлопая рукой по кровати рядом с собой. — Прошу.

— Решил отыграться за сегодня, что ли? Это не смешно, освободи мою кровать.

— Нет.

Я успел заметить только огонек, зажегшийся в его глазах, как мое тело онемело.

— Ты что делаешь?

— Укладываю тебя спать, — усмехнулся он, не разрывая со мной зрительного контакта.

Ноги сами сделали Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал пару шагов навстречу кровати, и я, словно камень, упал на нее, все еще не контролируя свои движения. Он перелез через меня, толкая мою тушу лицом к стене. Да какого черта он творит?

— Думаешь, я сам бы не смог лечь? — озлобленно проворчал я, все еще не чувствуя своего тела.

— Дело не в этом.

Как только я почти уткнулся в стену носом, он лег обратно на кровать. Мое сердце пропустило удар и замерло.

Я не видел, что он делал, так как ни одна конечность не желала сотрудничать со мной. Зато, когда свет в комнате погас и комната погрузилась в кромешную Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал тьму, я еще больше испугался.

— Что ты задумал? — прошипел я.

— Ничего особенного.

Его рука обхватила мою талию, и даже сквозь одежду я смог почувствовать, насколько он холодный. Мою макушку опаляло его холодное дыхание, от которого по всему телу пробегало стадо мурашек.

Я не собираюсь засыпать с ним, что за ерунда!

— Я не буду засыпать с тобой! — почти прокричал я, озвучивая свои мысли, на что он лишь раздраженно шикнул.

— Не буди всех своими криками и засыпай. У тебя все равно нет выбора, контроль над твоим телом я тебе верну, только когда сам этого захочу.

Он был слишком близко. Этот Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал контраст холода и жара от его прикосновений покрыл рассудок дымкой. В чем-то он прав, кажется, у меня действительно нет выбора. Почему я так спокоен? Почему думаю, что так и должно быть? Что это правильно? Почему мне так комфортно?

Послышалось какое-то тихое пение, мало похожее на колыбельную, скорее, это было просто песней, которая ему нравилась. В голове всплыло воспоминание о том, что, когда я увидел его в первый раз, я восхитился его голосу.

Эти мысли заставили меня сонно улыбнуться и подумать о том, что пение из его уст звучит еще лучше.

С каждой секундой веки все больше тяжелели, и, в Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал конце концов, я уснул вместе со своим врагом, чье присутствие и голос были для меня лучше всякой колыбельной.


documentawwbvsr.html
documentawwcdcz.html
documentawwcknh.html
documentawwcrxp.html
documentawwczhx.html
Документ Глава 17. Я бы еще очень долго посапывал, как младенец, если бы мои сновидения не прервал